Mandel Law Firm
Search
 
 

 

12 часов с девчонками, ПОДСЕВШИМИ НА ИГЛУ.


12 часов с девчонками, ПОДСЕВШИМИ НА ИГЛУ.
Всемирный День борьбы с наркоманией.
наш корреспондент провела в женской палате краевого
наркологического диспансера.
Полеты во сне и наяву.
Когда за моей спиной захлопнулась дверь с решетками палаты ј4
Краснодарского краевого наркодиспансера, мне стало не по себе.
"Бомжатником" эту бесплатную палату пациентки называют не
случайно. В отличие от дорогостоящих (800 рэ в день)
индивидуальных здесь серые, закопченные сигаретным дымом стены.
Перед моим приходом девчонок заставили содрать с них эротические
картинки из "Космополитена" - так они пытались приукрасить
неприглядный интерьер.
Палата напоминает клетку: массивные решетки на окнах, на
балконе. Выходить на улицу запрещено. Здесь больные должны
прожить 21 день - таков срок лечения. - А как же без решеток? -
удивляются моей наивности медсестры. - Во время ломки многие
теряют разум и готовы на все, чтобы получить дозу. Выносят двери,
выбивают себе от боли зубы, рвут простыни, чтобы сделать веревку
и поднять с воли ханку - маковое зелье. Хотя теперь это сделать
трудно: в здании установили специальную камеру для слежки. Где
только они дурь не прячут! Недавно одна новенькая принесла с
собой 4-килограммовую банку с сахаром и за два дня ее умяла.
Когда у барышни стал в прямом смысле вываливаться язык,
выяснилось, что сахарок был перемешан с клофелином. А в одной
палате больные умудрились просверлить дыру в балконе... столовой
ложкой. Многие пациентки нас просто используют как перевалочную
базу - мы помогаем им пережить ломку (выйти из кумара - на их
жаргоне), на халяву почистить организм. А потом они выходят на
волю и снова берутся за шприц. Те, кто сидит на игле много лет,
теряют даже материнский инстинкт. Когда-то одну мы отпустили на
свидание с маленьким сыном. А после оказалось, что она его в это
время заставляла попрошайничать, чтоб добыть денег на дозу.
Таких, чтоб совсем завязали, можно пересчитать по пальцам. Машина
исповедь Наркоманки моему визиту обрадовались: в честь прибытия
корреспондентки им наконец-то постелили чистое белье и покрывала
на кровати.
- Может, и обед сегодня приличный дадут, - размечтались они.
Своими историями девушки делились неохотно. Но одна все же ко
мне подсела: - Я вам все расскажу. Чтобы другие девчонки в этот
капкан не попали. Я единственная дочка у родителей, бывшая
студентка Кубанской медакадемии. Мама - работник одного из крутых
краснодарских банков, папа - строитель. В детстве я ходила в
танцевальный кружок и выступала в школе на утренниках. Большие
банты, накрахмаленная юбочка. Кто бы мог подумать, что я стану
наркоманкой с восьмилетним стажем? На первом курсе медакадемии
влюбилась: зеленоглазый наперсточник приглядел меня на вокзале. Я
знала, что он балуется наркотиками, но надеялась его спасти. А
однажды из любопытства отправилась вместе с ним в свой первый
опиумный "полет". Когда поженились, он сказал: "Все, хватит! Ни
ты, ни я больше не будем пробовать". И внезапно исчез. Через три
дня мужа нашли в его квартире с проломленным черепом - дружки
убили. Именно этот день Маша считает точкой отсчета, с которой ее
жизнь пошла под откос. Воровать на наркоту не приходилось - в
семье всегда водились деньги. - А раздобыть зелье в Краснодаре не
проблема, - говорит она. - На дискотеках, в институтах, на
Вишняковском рынке всегда найдутся "добрые" люди, которые зарядят
"баян" (шприц) и уколют.
Родители не сразу заметили на теле дочери следы от уколов.
(Для конспирации многие наркоманки колются в интимные места,
расчесывают и прижигают следы инъекций.) Когда мать девушки
догадалась о ее беде - бросилась лечить: в ход пошли семейные
сбережения, акции Газпрома, драгоценности. - Мы продали все, что
могли, - призналась мне потом в коридоре эта маленькая женщина с
измученными покорными глазами. - И теперь, под старость, живем в
нищете. - Я должна выбраться из ямы хотя бы ради мамы, - твердит
мне Маша. А я смотрю на ее обожженные руки и лицо: во время
одного из "полетов" она заснула прямо на раскаленной батарее.
Не сотвори себе "кумара" Если вы все же думаете, что в
основной своей массе эти девчонки - из семей бомжей и пьяниц,
ошибаетесь. Многие обитательницы диспансера - образованные
19-25-летние девушки из зажиточных семей. Предпочитают они опиум
и героин. А это зелье стоит недешево: доза опиума - 70 руб.,
героина - 250-300. Тот, кто сидит на системе (колется регулярно),
ловит кайф от двух до семи раз в день. Особая печать заметна
только на тех, кто со стажем: вены, которые кололи лет 8-11,
вздуты, зубы почернели. Остальные - все как на подбор красотки.
Будто пришли они не в диспанцер, а на кастинг в модельное
агентство. Инну на иглу посадил любовник, Лару и Нину - непутевые
мужья, которых они пытались вытащить из болота. В палате для
бесплатников некоторые девчонки просто потому, что их семьям уже
больше нечего продать. Они здесь по третьему, а кое-кто и по
восьмому разу. Иные - после московских и заграничных клиник. На
бесконечное лечение дочек ушли родительские иномарки, квартиры.
Потому-то многие наркоманки молятся на свой "бомжатник" -
единственное место в крае, где помощь можно получить бесплатно.
Здесь есть кабинеты физиотерапии, гинекологический, работают
опытные врачи, психолог (один на несколько отделений). Правда,
спасительную капельницу, которая облегчает муки во время ломки,
бесплатно вам не поставят: придется выложить 400 рублей за одну
процедуру.
- В чем разница между женской и мужской наркоманией? -
переспросила меня медсестра. - Да в том, что мужики у нас
частенько лечатся на деньги своих жен. А вот наркоманки своим
мужьям не нужны. Обычно их тянут матери. Но в палате ј4,
уткнувшись в подушку, спала девушка, которой повезло. На воле ее
ждет любимый человек, который и квартиру уже снял в другом
районе, чтобы она смогла избавиться от прежнего окружения. Другим
идти некуда. Потому что во всем нашем крае нет ни единого
государственного реабилитационного центра, где под опекой
психологов (как на Западе) они смогли бы попытаться начать новую
жизнь. И все-таки единицы справляются со своей бедой. Говорят,
неделю назад стационар покинула одиннадцатиклассница - золотая
медалистка. Однажды она укололась героином на спор в компании -
хотела продемонстрировать свою силу воли. Одного укола оказалось
достаточно, чтоб захотелось еще и еще. Но она нашла в себе силы -
и не скатилась вниз. - Такие завязывают, - уверены врачи.
Елена ЛУБИНЕЦ.
(Все имена в материале изменены. Мы верим, что девочки из
палаты ј4 сумеют изменить свою судьбу.)

Образование логопед.
КОПЫ ИЗ ЕВРОПЫ НЕ ПОТЯНУЛИ СОЧИНСКИЕ ЦЕНЫ.
В среду в Сочи открылся 55-й "звездный" слет полицейских Европы. ВО ВРЕМЯ открытия международн
КОПЫ ИЗ ЕВРОПЫ НЕ ПОТЯНУЛИ СОЧИНСКИЕ ЦЕНЫ.
В среду в Сочи открылся 55-й "звездный" слет полицейских Европы. ВО ВРЕМЯ открытия международн
КОПЫ ИЗ ЕВРОПЫ НЕ ПОТЯНУЛИ СОЧИНСКИЕ ЦЕНЫ.
В среду в Сочи открылся 55-й "звездный" слет полицейских Европы. ВО ВРЕМЯ открытия международн

2002 год

2000 год

2001 год

1999 год
 


2009 Все права защищены. Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов с Сайта возможны только с письменного разрешения владельцев сайта.