Mandel Law Firm
Search
 
 

 

Бывший разведчик Александр Козлов: ‹Даже в немецкой разведшколе я читал ‹Комсомолку‹ Пенсионер из Горячего Ключа Александр Иванович Козлов - единственный за всю историю Великой Отечественной ‹двойной агент‹, вербовавший помощников прямо в разведшколе абвера.


Бывший разведчик Александр Козлов:
‹Даже в немецкой разведшколе я читал ‹Комсомолку‹ Пенсионер из
Горячего Ключа Александр Иванович Козлов - единственный за всю
историю Великой Отечественной ‹двойной агент‹, вербовавший
помощников прямо в разведшколе абвера. Именно по его подвигам был
снят знаменитый двухсерийный фильм ‹Путь в ‹Сатурн‹ и ‹Конец
‹Сатурна‹ Дом на окраине города прислонился к горе, словно просит
защиты или ищет опору. Здесь живет 82-летний Александр Иванович
Козлов, человек, о котором написано с десяток книг и снято
несколько кинофильмов, а на стендах в местном музее нет ни одного
упоминания о подвигах этого героя. Кавалер ордена Красного
Знамени и немецкого Креста с мечами ‹За храбрость‹ никогда в
жизни не надевал все свои военные ордена - ни наедине перед
зеркалом, ни на парад на 9 Мая. Великая Отечественная исковеркала
ему судьбу, а время до сих пор не расставило свои исторические точки.
Офицерам абвера мы говорили ‹товарищ‹ Войну молоденький
летеха, двадцатилетний Санька Козлов - выпускник пехотного
училища - встретил в должности помощника начальника штаба полка
по разведке. В октябре 41-го его полк попал в окружение под
Вязьмой. Козлову вместе с группой бойцов удалось вырваться и уйти
в смоленские леса. Здесь он командовал батальоном партизанской
дивизии ‹Дедушка‹, был представлен к первой награде - ордену
Красной Звезды, встретил девушку-медичку Галю, которая стала его
женой. В июле 42-го на отряд Козлова вышли каратели и постепенно
загнали его в болота. Командира контузило, нескольких бойцов
ранило, автоматы партизан от воды и сырости вышли из строя.
Красноармейцы оказались в плену. В лагерь для советских
военнопленных частенько заглядывали законспирированные офицеры
абвера - немецкой разведки, присматривались, предлагали
сотрудничество. У молодого и отчаянного лейтенанта родилась
дерзкая идея. - Твой муж проявил сознательность, - заявил
онемевшей от ужаса Гале холеный немец и втолкнул девушку в одну
из комнат комендатуры, где ее ждал Саша. - Не изводись, - шепнул
он. - Я не предатель. Живые мы принесем Родине больше пользы, чем
мертвые. Верь мне.
План был такой: идти на поводу у офицеров абвера, попасть в
качестве диверсанта в советский тыл, а там сдаться самому и сдать
пароли и явки. Александр Козлов согласился пройти курс обучения в
немецкой разведшколе. - Почему выбор пал на меня? Моя жена стала
для немцев заложницей, гарантом того, что я вернусь обратно. К
тому же Галя ждала ребенка - еще один залог того, что я не
останусь по ту сторону фронта, - вспоминает Александр Иванович.
Разведшкола ‹Сатурн‹ базировалась в белорусском городе Борисове.
Все здесь было максимально приближено к обстановке в Красной
армии. Курсанты носили советскую форму и изучали наши уставы.
Немецкие офицеры абвера и русские солдаты друг к другу обращались
не иначе, как ‹товарищ‹. Здесь крутили советские кинофильмы,
курили ‹Беломор‹, здесь лейтенант Козлов читал ‹Комсомольскую
правду‹, доставленную с Родины. Учитывая семейное положение
пехотного офицера, немцы делали на него большую ставку:
‹Вернешься обратно - будет тебе высокая должность и награда‹.
Вместо трехмесячного курса обучения фашисты-спецы натаскивали
Козлова около года.
В июне 43-го Козлову справили документы гвардии капитана
Красной армии и десантировали через линию фронта. Парашют
раскрылся в тридцати километрах от Тулы. Агенту абвера Александру
Козлову надлежало передать немецким шпионам, работавшим под
Москвой, питание для радиостанций, бланки документов и огромную
по тем временам сумму в 500 тысяч рублей. Агент, еще агент...
Дальше события развивались, как в кино. Оказавшись в
расположении советских войск, ‹гвардии капитан‹ тормознул первого
же офицера: - Я немецкий шпион!
- Ах ты...- в запале офицер едва не пристрелил лазутчика, но,
опомнившись, сдал Козлова в железные руки госбезопасности. - Для
нашей контрразведки я оказался чуть ли не манной небесной, -
рассказывает Александр Иванович. - Внедрить в немецкую
разведшколу своего агента было практически невозможно, потому что
немцы сами производили отбор из числа пленных. Мой случай был
единственным за всю историю войны. Советская разведка помогла
Козлову перейти линию фронта и вернуться в Борисов, логово врага.
Открытым остался вопрос о связи - самом главном в
разведывательном деле. Александру Ивановичу присвоили кодовое имя
‹Байкал-60‹. Передавать сообщения с помощью радиостанции не было
возможности, перед Козловым поставили задачу проводить операции
по вербовке. Так он стал ‹двойным агентом‹. После возвращения
Козлова немцы долго его проверяли. То напоят до чертиков - в
надежде, что проболтается, то явятся далеко за полночь - для
откровенных бесед. Наш герой испытания эти с честью выдержал,
получил немецкую медаль из серебра ‹За храбрость‹ и должность
заместителя начальника ‹Сатурна‹ по учебной работе. За время
‹работы‹ в разведшколе Александр Иванович перевербовал шесть
агентов, собрал ценные сведения на 29 официальных сотрудников и
57 агентов разведывательных органов. ‹За особые заслуги перед
рейхом‹ Козлову присвоили звание капитана РОА и наградили пятью
медалями, среди которых был и железный Крест. Один из его
ставленников даже вернулся из советского тыла в ‹Сатурн‹, привез
‹Байкалу-60‹ указания - оставаться у немцев до конца войны.
Май 1945 года Александр Козлов встретил в немецком городе
Бисмарк, здесь же оказался в американском лагере для
военнопленных. От немецких регалий избавился - бесценный для
воинов рейха железный Крест выбросил с другими наградами на
свалку. Чтобы вернуться на Родину, пришлось придумать для
союзников отдельную легенду. В итоге американцы передали его
советской военной миссии в Париже. А дальше началась история, по
которой никто никогда не снимал кинофильмы. Досье на Штирлица
Несколько месяцев легендарный разведчик составлял отчет для
органов госбезопасности. Ему вроде бы верили. Но не доверяли.
Чекисты сделали Козлову документы с записью ‹В 1941-45 гг. был в
плену‹. Эта запись, по сути, сломала жизнь герою, которому
стукнуло 25 лет от роду. - Со мной поступили несправедливо! -
обида у Александра Ивановича не прошла и сегодня, через 60 лет
после Великой Отечественной. - Меня не направили учиться дальше.
Из меня бы получился отличный разведчик - я имел опыт, не хватало
только образования. Я был отчислен не только из органов, но и из армии.
Молодой парень оказался в послевоенной Москве без гражданской
специальности и работы - запись о ‹плене‹ стала для него черной
меткой. Жена не выдержала трудностей, вместе с ребенком уехала к
своим родителям. Мысли об унижении и безысходности едва не довели
Александра до самоубийства. Однако судьба улыбнулась - Саша
встретил Майю, вторую свою жену. Устроился работать помощником
лесничего, поступил учиться. Но счастье оборвалось так же
внезапно, как и наступило. В 1949 году Александра Ивановича
арестовали свои - якобы за разглашение секретных сведений.
Полтора года разведчик отсидел в Лефортово, еще три - в
карагандинских лагерях. В постановлении на арест Козлова есть
удивительная запись: ‹Будучи начальником учебной части ‹Сатурна‹,
Козлов высказывал антисоветские суждения и запугивал агентуру
репрессиями со стороны НКВД‹. Спустя годы героя нашли награды, но
жгучая обида осталась на всю жизнь. Через 20 лет после войны
Александра Ивановича реабилитировали, вручили орден Красного
Знамени. К юбилею КГБ органы прислали к Козлову писателя - так на
свет появилась художественная версия его подвига, следом еще
несколько. История его легла в сюжет двухсерийного кинофильма
‹Путь в ‹Сатурн‹ и ‹Конец ‹Сатурна‹. Слава вроде бы и настигла
его, но с каким опозданием! - Наш Саша - разведчик? Тот, с
котором мы вчера на троих соображали? - удивлялись сослуживцы
Козлова. Ближе к пенсии Александр Иванович перебрался на Кубань,
в Горячий Ключ. Здесь завел тетрадь, в которую заносит
неточности, выловленные в книгах о войне. К книгам, как и к
фильмам, относится скептически:
- ‹Семнадцать мгновений весны‹ - это сказка о Штирлице. Не
было и не могло такого случиться в жизни. Чтобы штандартен-фюрер,
занимая такую должность, не имел семьи и личного шофера. А, да
что там... В конце восьмидесятых ветеранские организации
Белоруссии обратились с просьбой к Съезду народных депутатов СССР
о присвоении Александру Ивановичу звания Героя Советского Союза.
Десять лет спустя Батька Кондратенко подписал ходатайство о
присвоении ему Героя России. Ответа не последовало. Александр
Иванович говорит, что воспротивились органы госбезопасности. - Вы
последние журналисты, которым я дал интервью, - говорит он нам,
выйдя проводить на крыльцо. - Справедливости не добьешься, от
недоброжелателей не избавишься. Его дом прислонился к горе -
здесь живет человек с уникальной историей, которому Родина,
отвернувшись, сломала жизнь. Во время Великой Отечественной
партизаны специально охотились за абверовцами. Александр Козлов
был одним из первых в списке на покушение, чудом избежал смерти
от рук своих же. Ирония судьбы ‹двойного агента‹. Сегодня об
этом, наверное, можно вспоминать с грустной и горькой улыбкой.
Валентина АРТЮХИНА.
Фото Татьяны ЗУБКОВОЙ.

ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ Итальянец сбил ребенка.
.. Иностранный гость разъезжал в минувший вторник по улицам краевого центра на автомобиле ‹Волга‹. В рай
ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ Итальянец сбил ребенка.
.. Иностранный гость разъезжал в минувший вторник по улицам краевого центра на автомобиле ‹Волга‹. В рай
ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ Итальянец сбил ребенка.
.. Иностранный гость разъезжал в минувший вторник по улицам краевого центра на автомобиле ‹Волга‹. В рай

2002 год

2000 год

2001 год

1999 год
 


2009 Все права защищены. Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов с Сайта возможны только с письменного разрешения владельцев сайта.