Mandel Law Firm
Search
 
 

 

ЧЕБУРАШКИН ПАПА ПОЕТ ПЕСНИ И ОБХОДИТ СТОРОНОЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ.


ЧЕБУРАШКИН ПАПА ПОЕТ ПЕСНИ И ОБХОДИТ СТОРОНОЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ.
Дорожные беседы корреспондента "КП"-Кубань" с Эдуардом Успенским.
С Эдуардом Николаевичем Успенским автор этих строк знаком уже
очень давно. Помнится, еще в младшем школьном возрасте мне
удалось взять в детской библиотеке маленький томик, содержавший
три сказочных повести. И, несмотря на то что страниц в книге
ощутимо не хватало, а кое-где так и текст был еле различим из-за
следов каши, чернил и даже детского питания, читалось все это:
"Чебурашка", "Простоквашино" и "Гарантийные человечки" - просто
взахлеб. Возвращать книгу не хотелось. Хотя, конечно, пришлось.
А вот личное знакомство с писателем состоялось совсем недавно.
Журналист "КП"-Кубань" отправился на празднование юбилея
"Орленка", а наутро, насытившись праздником и морем, засобирался
домой. Запаренное "орленковское" начальство устроило меня в
микроавтобус "Газель": "Сейчас еще и москвичей до Краснодара
подбросим". Москвичами оказалась энтэвэшная команда, делающая
передачу "В нашу гавань заходили корабли". А крепкий седоватый
мужичок в шортах и джинсовой безрукавке, без видимого усилия
тягавший внушительные саквояжи, - автором "Чебурашки". Беседовали
уже в дороге. В промежутках между вопросами-ответами Чебурашкин
папа с искренней радостью разучивал вместе с аккомпаниатором
новые песенки. Уже перед самым Краснодаром у "Газели" лопнула
шина. Успенский лихо выпрыгнул из салона и четко, даже
профессионально принялся устанавливать запаску. - Эдуард
Николаевич, каким ветром вас занесло в "Орленок"?
- Естественно, попутным. У "Орленка" юбилей, очень серьезная
дата. Там очень много поющих людей, вот и решили пригласить нас,
чтобы мы и сами выступили, и записали песенки "орленковских"
ребят. Мы три дня отслушивали местные таланты, отобрали очень
много - 27 человек, достаточно профессионально поющих. Зал был
набит битком - наверное, тысяча человек красивых ребят в
разноцветных формах. Прямо как при мною "любимых" большевиках -
все в порядке, все покрашено, все одеты, все накормлены. Ребята
пели вместе с нами. И настолько это было хорошо, что мы сделали
две программы. - Ваш последний роман "Лжедмитрий Второй
Настоящий" написан не для детей, а для взрослых. Что натолкнуло
вас на мысль начать писать именно для этой аудитории? - Всю жизнь
я собирал книжки о Лжедмитрии. Со школьных лет мне казалось
несправедливым отношение к этому человеку. Его все ругали и
проклинали, а когда хоть какой-нибудь факт приводили из его
биографии, он был очень красивым. Одна его романтическая любовь к
Марине Мнишек чего стоит! Представьте себе: парень двадцати
одного года перевернул всю страну. А его и по сей день все
ругают: большевики - за то, что привел интервентов, церковь -
потому что убиенного младенца канонизировали как святого. Хотя и
младенец был тот еще - лично отрубал головы гусям и уткам, любил
смотреть, как режут баранов и коз на кухне, в восемь лет грозился
всех поубивать. Я бы всю жизнь за исторический роман не засел,
так бы и продолжал собирать книжки. Но издательство "Россмэн"
предложило мне большой аванс. Он мне очень пригодился, чтобы
достроить дом под Москвой. И волей-неволей пришлось отрабатывать.
- Вообще-то, трудно поверить... От детских писателей, как
правило, не ожидают такой вдумчивой работы, какую продела-ли вы.
- Ну почему же? Те же Маршак, Чуковский, Житков очень серьезно
работали над своими книжками. Это, может, в последние годы к
детским писателям стали относиться как к каким-то веселым
недоумкам. - Ваш роман посвящен Смутному времени. А нынешнее наше
время вы смутным не считаете? - Когда я выступаю по телевидению,
всегда рекомендую всем нашим боярам мою книжку почитать. Она
является очень хорошим пособием для всех временщиков. Как
правило, для них все всегда кончается плачевно. Может быть, у нас
и по-другому будет, но угроза расплаты за содеянное в моей книге
явно прописана. - Существует мнение, что писатель - достаточно
обеспеченный человек. Тем более такой писатель, как вы. Вы на
материальное положение не жалуетесь?
- Сейчас писатели в большинстве своем нищенствуют, за
исключением разве что тех, которые делают сериальные детективы,
выпускают их один за одним. Элементарный подсчет. Писатель
написал книгу. Выпустил. Хотя сейчас и нет больших тиражей, берем
самый большой, какой возможен, - 20 тысяч. Один экземпляр книги
на прилавке стоит в среднем доллар - тридцать рублей. Писателю
платят с отпускной цены, а она хорошо если составляет 10 рублей.
Бывает, что и пять. От этой самой отпускной цены писатель имеет
пять-семь процентов. Получается максимум 14 тысяч. Поэтому я как
имел денег на три месяца вперед, будучи нищим писателем, так и
сейчас имею их ровно на три месяца вперед. - То есть, чтобы жить
прилично, писатель должен работать, работать и работать? По
скольку часов в день вы работа-ете? - А кто его знает? Дело ведь
не в часах, а в результативности. Все мои друзья удивляются не
тому, что я много работаю, а тому, что у меня много свободного
времени. Это как с песней. Один человек ее пишет месяц, а другой,
как Юра Энтин, за полчаса. Поэтому все индивидуально. - Самое
яркое впечатление от съемок "Нашей гавани"?
- Да это, наверное, я сам. Меня до сих пор поражает, что я без
слуха и музыкального образования еще что-то и пою. Запомнилось
еще и то, как я написал песню по мотивам письма одной бабушки из
глубинки. Она в полустихотворной, полупрозаической форме
жаловалась на то, что дочь хочет сдать ее в дом престарелых.
Письмо, конечно, косноязычное, почти неграмотное. Но песня из
него получилась такая пронзительная, что задевает буквально
всякого слушателя. - Как вы оцениваете состояние нынешней детской
литературы?
- Да ее просто нет. Есть отдельные авторы, которые смогли
выбиться в люди, такие, как Андрей Усачев, Григорий Остер. Но это
люди уже в годах - Усачеву сорок, Остеру пятьдесят. А молодежи я
что-то и не знаю. Есть еще такие ребята, как Тимофей Собакин,
Олег Кургузов, Игорь Котаков. Но, опять же, они не могут
состояться, потому что у них нет имени, и, как следствие, их не
берут издатели. - Есть, по-вашему, будущее у нашей детской
литературы?
- Я уверен, что русская детская литература будет самой лучшей
в мире. Если бросить на одну чашу весов русские достижения в этой
области, а на другую - импортные, то, я уверен, русские
перетянут. Вся беда в том, что, опять же, наши жлобы-писатели
препятствуют выходу детской литературы на международный уровень.
Есть такая премия Андерсена. Ее ни разу не получал ни один
русский писатель. Председателем русского комитета по
Андерсеновской премии является Сергей Михалков. Пять раз я был
выдвинут на эту премию, пять раз получал под зад пинка. Дважды
выдвигали Агнию Барто, и точно так же она умылась. А меня
перевели на двадцать пять языков, сразу же ясно, что я известный
детский писатель. Потом, жюри состоит из писателей разных стран,
там есть французы, немцы, голландцы. Если Михалкова выдвигают,
надо же, чтобы они познакомились. Значит, надо книжку Михалкова
перевести на все эти языки. Надо заплатить переводчику. Значит,
нужны три-четыре классных переводчика. Притом не наших. Надо
хорошо заплатить им, чтобы те перевели хотя бы в рукописях. И на
это уходили огромные деньги. Когда Михалкову пять раз премию не
дали, пять раз переводились его разные книжки. А за меня платить
не надо - я и так переведен. Говорят: давайте Эдика выдвинем. А
по результатам тайного голосования я получаю ноль или один голос,
и выдвигают по пятому разу Михалкова. И все для того, чтобы я, не
дай бог, не получил этой премии. Потому что если я получу эту
премию, то пятьдесят стран, входящих в Андерсеновскую ассоциацию,
обязаны будут меня немедленно издать. А это огромные гонорары и
огромная популярность по всему миру.
- То есть в Союзе писателей до сих пор происходят склоки?
- Они никогда и не прекращались. Светлых людей единицы. Вот
недавно умер Берестов - один из самых светлых, да и, наверное,
единственный светлый человек в этой нашей дружеской компании.
Мало приличных людей. Я живу за городом. И уже лет восемь в эту
организацию, именуемую Союзом писателей, не захожу. И не жалею. -
Над чем сейчас работаете?
- Сейчас я серьезно увлечен "Гаванью..." Какую-то работу делаю
по заказу, ради денег. Например, тружусь над книгой
"Социологические исследования класса", рассказываю об отношениях
детей в школьном классе, об играх, которые были со времен
гимназий до наших дней. Короче, пособие для того, чтобы в классе
было интересней жить. А когда хочется для души похулиганить, пишу
книжку о пришельце - существе таком непонятном, появившемся на
глухой подмосковной станции. Лев РЫЖКОВ.


ТЯЖБА.
Оговоренному Василию Тетерину отказали в претензиях. к крайизбиркому.Кандидат намерен обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции
ТЯЖБА.
Оговоренному Василию Тетерину отказали в претензиях. к крайизбиркому.Кандидат намерен обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции
ТЯЖБА.
Оговоренному Василию Тетерину отказали в претензиях. к крайизбиркому.Кандидат намерен обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции

2002 год

2000 год

2001 год

1999 год
 


2009 Все права защищены. Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов с Сайта возможны только с письменного разрешения владельцев сайта.