Mandel Law Firm
Search
 
 

 

Краснодарцы станут мутантами.


Краснодарцы станут мутантами.
Если из города не уберут радиоактивный могильник.
НИКТО не ждет беды. Она приходит нежданно. Как в
Новороссийске. Гром грянет - и все бросаются искать виновных. Но
кто в ответе за то, что в черте миллионного города, на территории
Краснодарского института биологической защиты растений, уже
тридцать лет находится радиоактивный могильник? Случись стихийное
бедствие - наводнение или сильная пыльная буря, - и все это
разнесется по Краснодару. Об этом корреспонденту ‹КП‹-Кубань‹
рассказали специалисты ВНИИ БЗР (см. номер от 2 августа с.г.). Но
о настоящих размерах здешней помойки и о том, что радиоактивное
загрязнение, возможно, уже давно идет по городу, нам тогда еще не
было известно.
Как мы были сталкерами ‹Все под контролем, поле огорожено
двойным забором, и опасности за его пределами нет. Постоянно
берутся пробы воды и почвы в окрестностях‹, - убеждало нас
руководство института. Но журналисты - народ недоверчивый. А
потому мы не поверили на слово и решили в безопасности объекта
убедиться сами. Вместе с нами на институтский полигон отправились
специалисты краснодарского ‹Радиационного контроля‹, вооруженные
дозиметрическим прибором. К опытному полю мы заехали со стороны
дач - горожане лепят свои фазенды рядышком с радиационно опасным
объектом. И, хотя по закону здесь никакого жилья быть не должно,
город выдал своим жителям эти 350 дачных участков. С другой
стороны достраивают жилые дома, в которые вот-вот вселятся
обрадованные новоселы. В ста метрах от радиационного поля
находится сад института, усыпанный румяными яблочками. Его
сторожит дедушка, и яблочки эти в землю явно не закапывают. А еще
оказалось - неподалеку есть пруд, в который тоже когда-то
попадала радиоактивная грязь. ‹На объекты возможен свободный
доступ населения и животных‹, - написано в последнем отчете.
Территория ‹Ртутьсервиса‹ подходит вплотную к полю, где тридцать
лет назад имитировали взрыв атомной бомбы и на отдельных
участках, по данным Госкомприроды, радиация доходила до 250
миллирентген в час. Это значит, что за тридцать минут здесь можно
получить двухгодовую дозу. Но никакого мощного забора,
загораживающего зону опасного объекта, в этом месте нет. Не
считать же серьезной оградой два ряда покосившейся проволоки с
перевернутым знаком радиационной опасности. Мы водрузили его на
место.
- Здесь как минимум должна быть бетонная стена с отмостками,
чтобы радиация не расползалась с водой и снегом, - сказали нам
опытные специалисты. Трава по ту сторону символической
‹загородки‹ была явно примята - сотрудники ВНИИ БЗР нам
рассказывали, как на поле не раз вылавливали воришек, которые
повадились в другой - опытный - институтский сад. В том садочке
под самые корни яблонь, алычи, айвы вносились все те же
радиоактивные стронций и цезий. Говорят, урожай фруктов с этих
деревьев всегда был замечательный. Раньше его хоронили, даже
листву и траву сжигали - настолько они опасны. Куда-то урожай
девается сейчас? - А вам не страшно здесь? - спросили мы еще не
старого мужчину-охранника. - Дык тут, видать, все обследо- вано,
- доверчиво протянул он.
Дозиметрический прибор у наших спутников-спецов у проволоки
выдал нормальные показания, но стоило нам сделать шаг влево,
здесь же, на территории ‹Ртутьсервиса‹, вдруг затрещал:
допустимый радиоактивный фон оказался превышен почти в три раза.
А по ту сторону оградки виднелся чудный пейзаж: шелестела
малахитовая трава на втором опытном поле - поле Гольцева.
Выяснилось, что там тоже есть пятна с радиоактивной грязью. А в
пятидесяти метрах от него - Елизаветинская исправительная
колония. Ученые предполагают, что радиацию и в пруд, и на поле
Гольцева с опытных делянок принесла ливневая и талая вода. А что
же творится в окрестностях? Жителям Краснодара СЭС гарантий не
дает!
- Ни чернозем, ни суглинок радиоактивность в почве не удержат,
она обязательно будет мигрировать в подпочвенные воды. Но,
насколько активно идет эта миграция, мы не знаем, - огорошил меня
в краевом Центре госсанэпиднадзора Юрий Дараган, завотделом
радиационной гигиены. - Рядом с радиоактивным полем течет Кубань.
Теоретически исключить, что радионуклиды из здешних подпочвенных
вод могут попадать и в нее, мы не можем. Чтобы это отследить,
нужно бурить скважины. Разносится ли радиоактивная пыль с поля на
расположенные рядом поселки? Тоже точного ответа дать не могу.
Загрязненные участки заросли травой, но не так давно на поле
случился пожар. Куда делись радиоактивные микрочастицы вместе с
пеплом? Никто не знает. В этой земле десятка три радионуклидов.
Прошло тридцать лет. Во время радиоактивного распада они
образовали массу дочерних продуктов, не менее опасных. А мы
всегда искали лишь то, что внесли. Нужна другая аппаратура.
Радиоактивное загрязнение - точечное. В одном месте плотность его
низкая, а рядом может быть опасная. Чтобы дать гарантию
безопасности краснодарцам, которым ‹посчастливилось‹ жить в
окрестностях ВНИИ БЗР, нужно всю эту территорию разбить на
участки. И на каждом провести исследования. Простым
дозиметрическим прибором здесь не обойдешься: плотность
загрязнения почвы можно определить лишь в лабораторных условиях.
Нужна система постоянного радиоэкологического мониторинга. А пока
у нас нет ответов на эти вопросы. То, что в черте города
находится радиоактивный могильник, - нонсенс! Не должно быть в
Краснодаре таких могильников - ни временных, ни постоянных. А что
на краснодарских рынках?
Мы сунули свой любопытный журналистский нос и туда. Потому как
история с радиоактивными яблочками нас очень впечатлила. Холодок
по спине прошел от числа дачных участков, с которых опасные
фрукты и овощи могут попасть на стол даже к жителю краснодарских
Черемушек или владельцу престижной квартиры на Красной.
Оказалось, самый мощный дозиметрический прибор - спектрометр,
который выдает точную информацию о загрязненности продуктов
радиа- цией, - есть только в краевой ветлаборатории. На остальных
крупных рынках вроде Восточного радиоактивность проверяют
дозиметром. И только если возникнут сомнения, отправляют
подозрительный товар на перепроверку в краевую ветлабораторию.
Но, по словам специалистов, рыночным дозиметром фуру картошки не
промеряешь. Да и улавливает он далеко не все вредные излучения. А
потому рыночную проверку опытные радиационщики называют
профанацией. - Чтобы убедиться в том, что яблочко не ‹мертвое‹,
требуйте у продавца квиточек - результат лабораторного анализа.
Он годен только один день. Поэтому обращайте внимание на дату, -
тем не менее посоветовали нам работники рынка. Но на мелких
краснодарских базарчиках торговцы овощами и фруктами никаких
радиационных ‹анализов‹ не сдают. А за бабушек у дороги или за
заборами рынков никто и вовсе ответственности не несет.
Елена ЛУБИНЕЦ.
Что хранится во ВНИИ БЗР?
44 литра жидких радиоактивных отходов, 4 кг урановой соли,
5000 кубов чернозема на опытном поле, загрязненном опаснейшими
веществами - цезием-137 и стронцием-90, 3 тонны чернобыльской
земли прямо из-под атомной станции, напичканные радиацией.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ ‹Краснодар входит в пятерку городов России с самым
высоким уровнем онкозаболеваний. Он выше среднекраевого на 34%.
Из-за загрязнения окружающей среды заболевают десять процентов
онкобольных‹. Из интервью главного онколога Краснодара Татьяны
Аркадьевой.
Газета ‹Краснодарские известия‹ за 14 марта 2001 года.
Чем страшна ‹тихая‹ радиация?
Евгений Лебедев, заведующий радиологическим отделением краевой
онкологической больницы:
- Радиация способна изуродовать наших детей и внуков в прямом
смысле слова. Небольшие, но постоянные излучения цезия-137
повышают риск мутации клеток организма - а это может вызвать
уродства и различные патологии внутренних органов у потомства. Не
говоря уже о раке. Как правило, при облучении возникает
‹отсроченная онкология‹ - опухоль обнаруживается у человека не
раньше чем через 10-15 лет. А повреждение ДНК клеток способно
сказаться через поколение, а то и через два. Даже микрочастицы
стронция и цезия могут спровоцировать у детей быстрорастущие
ткани и, как следствие, - раковые заболевания. Поступление
радионуклидов в организм с питанием и водой не менее опасно, чем
облучение. Оно тоже провоцирует различные виды онкологии,
иммунодефициты и болезни внутренних органов.

Никита Высоцкий:"Президент сказал,что вырос на песнях отца".
Сын великого барда навестил клуб "Вертикаль" в станице Нововеличковской. 25 июл
Никита Высоцкий:"Президент сказал,что вырос на песнях отца".
Сын великого барда навестил клуб "Вертикаль" в станице Нововеличковской. 25 июл
Никита Высоцкий:"Президент сказал,что вырос на песнях отца".
Сын великого барда навестил клуб "Вертикаль" в станице Нововеличковской. 25 июл

2002 год

2000 год

2001 год

1999 год
 


2009 Все права защищены. Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов с Сайта возможны только с письменного разрешения владельцев сайта.